Косвенный умысел в уголовном праве

Совершая преступление с косвенным умыслом, лицо может полагать, что последствия почему-либо не наступят (надежда на авось»), может надеяться и на определенные обстоятельства, позволяющие рассчитывать на предотвращение последствий.

При косвенном умысле виновный может безразлично или отрицательно относиться к последствиям либо надеяться, что они не наступят, — все это разновидности отношения к преступным последствиям, которое присуще косвенному умыслу. При этом необходимо установить, что лицо предвидело преступные последствия и рассчитывало их предотвратить.

Приведем один из таких примеров. М. сопровождал автобусы, погруженные на платформу поезда. В пути следования при подъезде к станции вблизи от полотна железной дороги М. заметил группу подростков, игравших в мяч. При приближении платформы некоторые из них начали бросать в автобусы камни. М., чтобы воспрепятствовать порче автобусов, стал кидать в подростков подвернувшиеся под руку предметы. Металлической деталью значительного веса, брошенной М., подростку Б. был причинен тяжкий вред здоровью.

В этом случае М. преследовал цель предотвратить порчу автобусов, но ради достижения этой цели (позитивной) он внутренне соглашался с возможностью причинения возможных преступных последствий. М., предвидя возможность наступления преступных последствий, не желал, но сознательно допускал их наступление (косвенный умысел).

Сознательное допущение как волевой момент косвенного умысла в литературе чаще всего связывают с безразличным отношением виновного к преступным последствиям.

Обратимся к другому примеру из судебной практики. Н., находясь в пьяном виде, открыл беспорядочную стрельбу в комнате, полной людей, в результате чего убил одного из присутствующих и троих ранил. Н. в данной ситуации сознавал, что его действия опасны для окружающих, предвидел реальную возможность наступления преступных последствий, но отнесся к ним безразлично, сознательно допуская в числе последствий смерть кого-либо из присутствовавших.

Однако далеко не всегда виновный, действующий с косвенным умыслом, относится к преступным последствиям с полным безразличием. Трудно быть безразличным к возможным преступным последствиям своих действий, если с их наступлением наступает угроза уголовной ответственности. Поэтому чаще лицо к преступным последствиям относится отрицательно, желает их ненаступления.

Косвенный умысел предполагает определенное психическое отношение лица к возможности наступления преступных последствий (сознательное их допущение), а поэтому область совершения преступлений с этим видом умысла ограничена только так называемыми материальными составами преступлений, объективная сторона которых содержит последствия в качестве обязательного признака.

В формальных составах преступлений последствия не входят в число обязательных признаков объективной стороны и для решения вопросов о юридической оценке (квалификации), об ответственности не играют никакой роли. А следовательно, и не требуется установления к ним психического отношения.

Что же касается вины в отношении самого действия, составляющего объективную сторону формальных преступлений, то она может быть выражена только в прямом умысле, так как воля лица в этих случаях направлена на совершение действий, лицо желает совершить эти действия.Уголовное право России Часть общая_2-е изд / ред Кругликов Л.Л_Учебник_М.: Волтерс Клувер.- 2005. -С 108

Неосторожность — вторая форма вины, которая имеет свои признаки и в отличие от умысла связана с отрицательным отношением лица к преступным последствиям, наступления которых оно не желает и не допускает.

Ненаступление последствий, как правило, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда.

Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (небрежность) (ст. 26 УК).

Такое понимание неосторожной формы вины обусловило построение видов преступлений как материальных, а не формальных, допускающих ответственность за неосторожное причинение вреда.

Учитывая особенность данной формы вины, при совершении неосторожных преступлений нельзя привлечь к уголовной ответственности за приготовление, покушение и соучастие.

Таким образом, при совершении неосторожного преступления все оттенки психического процесса лица, отражающие внутреннюю структуру содержания этой формы вины, уголовным правом объединяются в два вида — легкомыслие и небрежность.

Волевая направленность деяния при легкомыслии характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение — его волевой момент.

При совершении преступления с легкомыслием лицо, хотя бы в общих чертах, должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможны предвидение этих последствий и тем более расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые он рассчитывает и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи.

По интеллектуальному моменту легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме. Однако при легкомыслии виновный предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а не абстрактную.

Предвидение преступных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии:

  • 1) лицо предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия;
  • 2) предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется самонадеянным расчетом на его предотвращение.

Совершая преступление с легкомыслием, виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, а не на «авось», не на случайное стечение обстоятельств, которые смогут, по мнению виновного, противодействовать преступному результату.

Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при легкомыслии, могут быть самыми разнообразными. Это обстоятельства, относящиеся к:

  • — личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и т.д.);
  • — обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и т.д.);
  • — действиям других лиц (рассчитывает, что другие затушат костер в лесу);
  • — расчету (надежде) на силы природы, на действие механизмов и т.д.

Волевой момент легкомыслия заключается в необоснованном (без достаточных к тому оснований, самонадеянном) расчете на предотвращение преступных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена переоценкой своих сил или иных обстоятельств, на которые рассчитывает лицо. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия все же наступают. Если же у лица были веские основания рассчитывать на какие-либо обстоятельства, но они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем не могло знать лицо, то в этом случае вина отсутствует, а следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (имеет место невиновное причинение вреда — случай).

Итак, легкомыслие имеется тогда, когда расчет субъекта на предотвращение последствий уже в момент совершения деяния был необоснованным, самонадеянным, что обусловило наступление преступных последствий. Уголовное право России Часть общая_2-е изд / ред Кругликов Л.Л_Учебник_М.: Волтерс Клувер.- 2005. -С 109

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Для преступления, совершенного по небрежности, характерно меньшее либо ошибочное осознание виновным фактических и социальных признаков деяния. Субъект не сознает, но был обязан и имел возможность сознавать характер своих деяний.

Интеллектуальный момент небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии сознания противоправности действия или бездействия.

Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушения определенных запретов и непредвидением наступления преступных последствий либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине самого лица.

Положительный признак интеллектуального момента небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление фактически причиненных преступных последствий.

Волевой момент небрежности характеризуется тем, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступных последствий, и, следовательно, не превращает реальную возможность в действительность. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. С.И. Никулина.- М.: Проспект, 2012. — С. 49

Ответственность за небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступных последствий, но должно было и могло предвидеть их наступление. Тот факт, должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критериев. Долженствование является объективным, а возможность предвидения — субъективным критерием небрежности.

Объективный критерий позволяет установить наличие обязанности лица предвидеть возможность наступления преступного последствия при соблюдении обязательных для этого лица мер предосторожности. Вопрос о том, должно ли было лицо предвидеть наступившие последствия, можно решить на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, служебного положения лица, его обязанностей и т.д.

Объективный критерий небрежности необходимо рассматривать вкупе с ее субъективным критерием.

В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием «могло предвидеть», что означает способность конкретного лица в той или иной обстановке при наличии у него необходимых личных качеств (опыта, компетентности, образования, состояния здоровья и т.д.) предвидеть возможность наступления преступных последствий. Этот критерий имеет превалирующее значение, так как небрежность может проявляться только в пределах возможного предвидения преступных последствий. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. С.И. Никулина.- М.: Проспект, 2012. — С 49

Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том, и в другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. Различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный, совершая действия, надеется на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.

Невиновное причинение вреда (случай) имеет место, когда лицо не осознает преступного характера своего деяния или не предвидит возможности наступления преступных последствий, и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК). Уголовный кодекс Российской Федерации 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 03.12.2012) //Собрание законодательства РФ.- 17.06.1996.- N 25.-ст. 2954.

Отсутствие обязанности и (или) возможности предвидения лицом вредных последствий является обстоятельством, исключающим вину данного лица, поэтому независимо от наступивших последствий лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Невозможность предвидения вредных последствий может быть обусловлена как личными качествами (низкий уровень интеллектуального развития, отсутствие опыта, стажа работы и т.д.), так и конкретной обстановкой, в которой совершались деяния.

К., закурив, бросил позади себя горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв паров бензина. При взрыве дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение.

Содеянное можно отнести к невиновному причинению вреда (случаю, или казусу), так как в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий.

Это интересно:  Обращение в ГИБДД о нарушении ПДД

В юридической литературе наряду с самонадеянностью и небрежностью выделяют и другие разновидности неосторожности («правовую неосторожность», «волевую небрежность», «преступное невежество», «беспечность»). Однако следует согласиться с Г.А. Кригером, Е.В. Ворошилиным и другими авторами, что все эти варианты сводятся либо к самонадеянности, либо к небрежности, т.е. укладываются в определение неосторожности и ее видов и не являются качественно самостоятельными видами. Иную позицию занимает УК, в ч. 2 ст. 28 которого выделяется такой вид казуса (случая), при котором лицо «хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». Уголовное право России Часть общая_2-е изд / ред Кругликов Л.Л_Учебник_М.: Волтерс Клувер.- 2005. -С 109

Косвенный умысел

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле имеет то же содержание, что и при прямом умысле. Но характер предвидения общественно опасных последствий при прямом и при косвенном умысле не совпадает.

В УК предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий связывается исключительно с прямым умыслом (ч. 2 ст. 25 УК). Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий (ч. 3 ст. 25 УК). При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае.

М. сопровождал автобусы, погруженные на платформу поезда. В пути следования при подъезде к станции вблизи от полотна железной дороги М. заметил группу подростков, игравших в мяч. При приближении платформы некоторые из них начали бросать в автобусы камни. М., чтобы воспрепятствовать порче автобусов, стал кидать в подростков подвернувшиеся под руку предметы. Металлической деталью значительного веса, брошенной М., подростку Б. был причинен тяжкий вред здоровью.

В этом случае М. преследовал цель предотвратить порчу автобусов, но ради достижения этой цели (позитивной) он внутренне соглашался с возможностью причинения возможных преступных последствий. М., предвидя возможность наступления преступных последствий, не желал, но сознательно допускал их наступление (косвенный умысел).

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК).

При косвенном умысле общественно опасное последствие – это чаще всего побочный продукт преступных действий виновного, а сами эти действия направлены к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия означает лишь отсутствие прямой заинтересованности в их наступлении, его нельзя понимать как активное нежелание указанных последствий, стремление избежать их наступления. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. Сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последствиям, при котором виновный заранее соглашается с наступлением общественно опасных последствий, готов принять их как плату за достижение конечной цели деяния. Именно положительное, одобрительное отношение к последствиям сближает сознательное допущение с желанием, делает их разновидностями волевого содержания одной и той же формы вины.

Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно, по сути, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Н., находясь в пьяном виде, открыл беспорядочную стрельбу в комнате, полной людей, в результате чего убил одного из присутствующих и троих ранил. Н. в данной ситуации сознавал, что его действия опасны для окружающих, предвидел реальную возможность наступления преступных последствий, но отнесся к ним безразлично, сознательно допуская в числе последствий смерть кого-либо из присутствовавших.

Прямой и косвенный умысел – это виды одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего.

Различие в содержании интеллектуального элемента прямого и косвенного умысла состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется по-разному. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле – в сознательном допущении либо в безразличном отношении.

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.

М. был осужден за покушение на убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Потерпевшая Ч., звеньевая совхоза, велела осужденному возвратить на ферму похищенные им два мешка комбикорма. Решив отомстить ей за это, М. пришел на ферму и нанес Ч. удар ножом в шею, а затем попытался нанести второе ранение, но из-за сопротивления со стороны потерпевшей второй удар получился слабым, а дальнейшие попытки были пресечены рабочими, подбежавшими на помощь Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР переквалифицировала действия М. по ч. 1 ст. 108 УК 1960 г. исходя из того, что М., «нанеся удар ножом в шею потерпевшей и пытаясь ударить второй раз, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел наступление смерти потерпевшей и сознательно допускал это», т.е. действовал с косвенным умыслом, а значит, деяние должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям. Не соглашаясь с таким выводом, Президиум Верховного Суда РСФСР отменил кассационное определение и указал, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суд «должен исходить из совокупности всех обстоятельств преступления и учитывая, в частности, способы и орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступных действий виновного и т.д.».

Конкретные обстоятельства совершения данного преступления: нанесение сильного удара ножом в шею (в часть тела, где расположены жизненно важные органы), попытка ударить вторично, не удавшаяся из-за активного сопротивления потерпевшей, пресечение дальнейшего посягательства с помощью посторонних лиц, а также предотвращение тяжких последствий благодаря своевременному оказанию медицинской помощи свидетельствуют в своей совокупности, что М. не только предвидел последствия в виде смерти потерпевшей, но и желал их наступления, т.е. действовал с прямым умыслом.

В преступлениях, совершаемых с прямым умыслом, сознание и воля виновного непосредственно направлены на совершение общественно опасного деяния и причинение вредных последствий. Поэтому общественная опасность таких преступлений обычно больше, чем преступлений, совершаемых с косвенным умыслом.

Подразделение умысла на прямой и косвенный, основанное на различиях в их психологическом содержании, помимо чисто теоретического, имеет немалое практическое значение. Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие – возможно лишь при наличии прямого умысла), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел (все формальные составы преступлений), для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Классификация видов преступного умысла

Понятие умысла

Прямой и косвенный умысел

Оба вида умысла имеют по 2 общих признака и по одному отличающемуся:

Признаки умысла Прямой Косвенный
осознание общественной опасности своих действий (или бездействия) да да
лицо предвидит наступления опасных последствий да да
отношение к возможным или неминуемым последствиям лицо желает наступления последствий лицо не желает, но допускает наступление последствий

Например, гражданин имеет намерение убить определенного человека, приходит к нему домой и убивает его. Это простой пример прямого умысла в уголовном праве: лицо имеет четкое намерение, выполняет свое намерение, достигает результата, которого хотело достичь.

Пример косвенного умысла: гражданин хочет убить конкретного человека, приходит к нему домой с этой целью. В квартире оказываются посторонние люди. Преступник стреляет в свою жертву, но с первого раза попадает в другого человека, и только вторым выстрелом поражает намеченную жертву. Резюме: преступник имеет четкое намерение убить, допускает возможность промаха, но все равно выполняет свое намерение. По отношению к случайно убитому гражданину преступник имел косвенный умысел.

Преступление, совершенное по прямому или косвенному умыслу, имеет не только фактическую, но и социальную подоплеку. Преступное деяние реализуется в социуме, поэтому совершением преступления виновное лицо не только достигает фактической цели своего намерения, но и выражает свое отношение к его оценке со стороны общественной морали.

Например, совершая кражу, гражданин не просто вытаскивает кошелек из кармана прохожего, но и выражает пренебрежение к морально-этическому аспекту своего деяния. Говоря проще, преступник знает, что красть нельзя не только из-за возможности наступления наказания, но и из этических соображений, и все равно крадет.

Прочие классификации

Прямой и косвенный умысел можно условно классифицировать по моменту возникновения преступного намерения и по степени осознания лица, совершающего преступление, последствий этого деяния.

Момент возникновения преступного намерения Степень осознания субъектом преступления последствий своих действий (бездействия)
заранее обдуманное намерение внезапное намерение последствия конкретизированы последствия не конкретизированы
Характеристики видов умысла
между принятым решением и его реализацией проходит определенное время реализация намерения происходит сразу после его принятия. Может быть:

  1. простым, т. е. лицо находится в нормальном психическом состоянии;
  2. аффектированным, т. е. принятым под влиянием психологического фактора сиюминутного или длительного воздействия
гражданин четко представляет последствия, которые наступят в результате его действий (бездействия) лицо осознает неминуемость последствий от своих действий, но не может конкретизировать их масштабы

Приведем примеры для каждого из видов преступного умысла:

  • заранее обдуманное намерение: гражданин, для того, чтобы отомстить своему обидчику, разработал определенный план. Для этого была куплена экипировка, чтобы не быть узнанным, куплен пистолет и отслежен маршрут движения жертвы;
  • простое внезапное намерение: гражданин увидел своего обидчика в темном переулке без свидетелей и решил отомстить, избив подручными средствами;
  • аффектированное внезапное намерение: на улице встретились два знакомых, один из которых начал оскорблять в нецензурных выражениях девушку второго мужчины. Вспылив, этот гражданин начал избивать обидчика и нанес ему травмы средней степени тяжести;
  • конкретизированный умысел: гражданин, узнав о том, что его сосед по лестничной площадке продал машину, проникает в его квартиру и крадет полученные от продажи автомобиля деньги;
  • не конкретизированный умысел: во время драки гражданин наносит удары своему противнику, сознательно причиняет вред его здоровью, но не осознает тяжести нанесенного ущерба.
Это интересно:  Для чего нужен родовой сертификат

Уголовно-правовое значение обнаружения умысла имеет важнейшее значение при классификации совершенного преступления. В зависимости от разновидности умысла дифференцируется мера ответственности за конкретное преступное деяние.

К ВОПРОСУ ОБ ЭВЕНТУАЛЬНОМ УМЫСЛЕ

В доктрине уголовного права косвенный умысел иногда называется эвентуальным. Эвентуальный (лат. eventus — случай) — случайный умысел, возможный лишь при определенных обстоятельствах.

В истории науки уголовного права выдвигались различные предложения, касающиеся косвенного умысла. Так, в связи с наличием сходства между косвенным умыслом и легкомыслием высказывались идеи о том, что необходимо или вообще отказаться от понятия косвенного умысла(1), или объединить понятия «косвенный умысел» и «легкомыслие» в одно понятие «заведомо»(2).

И в настоящее время имеются сторонники законодательного отказа от косвенного умысла, в качестве аргумента выдвигающие тезис об отсутствии практической целесообразности его выделения(3), а также критики законодательной формулировки косвенного умысла(4).

Целью нашей статьи является рассмотрение законодательных особенностей косвенного умысла, определяющих решение многих проблем в области квалификации преступлений. Косвенный умысел необходимо отличать от прямого умысла и от легкомыслия. Например, наличие косвенного умысла к смерти потерпевшего у виновного лица исключает квалификацию содеянного им как преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111, ст. 109, ст. 264 УК РФ, а также покушения на убийство.

К сожалению, в судебной практике допускаются ошибки, в том числе и связанные с неправильным обоснованием умысла виновного лица.

Так, в соответствии с определением Верховного Суда Российской Федерации был изменен приговор по делу об умышленном причинении смерти, покушении на убийство двух лиц, а также незаконном изготовлении и ношении холодного оружия, действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ, так как у осужденного установлено наличие косвенного умысла, тогда как по смыслу закона покушение на убийство может быть совершено лишь с прямым умыслом.

Суд правильно указал, что нанесение ударов заточкой в жизненно важные части тела — грудь потерпевшего свидетельствует о том, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего.

Вместе с тем вывод суда о покушении на убийство противоречит изложенным в

Характеристика прямого и косвенного умысла
в преступлениях с материальным составом

Умысел

Интеллектуальный момент умысла

Волевой момент умысла

Осознание общественной опасности деяния

Предвидение общественной опасности последствий

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий

Желало их наступления

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

Не желало, но сознательно допускало эти последствия или относилось к ним безразлично

приговоре мотивам суда о том, что виновный предвидел возможность наступления смерти потерпевшего, не желал ее, но безразлично к этому относился, т. е. о наличии у него косвенного умысла.

При таких обстоятельствах действия виновного подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «, «ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, из хулиганских побуждений, лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ(1).

В данном случае, суд правильно установил, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего, нанося ему несколько ударов заточкой в грудь, однако в приговоре указал, что виновный, действуя подобным образом, допускал смерть потерпевшего, и квалифицировал содеянное как покушение на убийство. Поэтому Верховный Суд Российской Федерации был вынужден переквалифицировать содеянное виновным на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, хотя по всем признакам было совершено покушение на убийство.

Косвенный умысел определяется отношением к последствиям, он невозможен в преступлениях, где само деяние образует оконченный состав преступления, т. е. в преступлениях с формальным составом. С косвенным умыслом могут быть совершены лишь те умышленные преступления, в которых последствия относятся к обязательным признакам состава преступления.

Между прямым и косвенным умыслом имеются существенные различия (таблица).

И при прямом, и при косвенном умысле в преступлениях с материальным составом интеллектуальный процесс умысла характеризуется двумя моментами: осознанием общественной опасности своего деяния; предвидением общественно опасных последствий.

Это дало повод некоторым ученым сделать вывод, что по интеллектуальному признаку прямой и косвенный умысел совпадают, а отличие между ними необходимо проводить лишь по волевому моменту. Нам данный вывод представляется некорректным.

Закон одними и теми же словами раскрывает только один момент интеллектуального отношения субъекта, а именно осознание общественной опасности своего деяния (действия или бездействия). Относительно предвидения общественно опасных последствий этого сказать нельзя.

При прямом умысле лицо предвидит или возможность, или неизбежность последствий. При косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность последствий. Следовательно, если лицо при совершении преступления предвидело неизбежность последствий в результате своего общественно опасного деяния, то оно признается действовавшим с прямым умыслом со всеми вытекающими из данного вывода последствиями.

Более того, на наш взгляд, для прямого умысла более характерно предвидение неизбежности последствий, чем их реальной возможности. Именно по предвидению неизбежности последствий устанавливается наличие прямого умысла в определенных случаях.

В теории уголовного права высказываются противоположные точки зрения относительно содержания интеллектуального момента прямого и косвенного умысла.

Так, А. А. Пионтковский, разграничивая прямой и косвенный умысел, подчеркивал, что «при умысле эвентуальном предвидение последствий своего действия или бездействия может выражаться лишь в предвидении возможности их наступления. Когда же лицо предвидит неизбежность наступления последствий своего действия или бездействия, нельзя говорить, что оно их не желает, а лишь сознательно допускает»(1).

В. Питецкий делает прямо противоположный вывод. По его мнению, «при предвидении неизбежности наступления последствий косвенный умысел возможен, если, конечно, строго придерживаться психологической аксиомы о том, что желание — это всегда определенная цель. Поэтому расхожее утверждение, что “если лицо предвидит неизбежность наступления общественно опасных последствий, то оно не может их не желать”, является неверным. Жизненные реалии, психологическая наука, элементарный здравый смысл свидетельствуют, что, предвидя даже неизбежность последствий, лицо может их не желать, а лишь сознательно допускать»(2).

Данное высказывание, на наш взгляд, страдает некоторой категоричностью. Если виновное лицо совершает деяние, с неизбежностью влекущее смерть другого человека, то оно не может действовать с косвенным умыслом по определению, ибо при косвенном умысле виновное лицо не желает наступивших последствий. Но как можно не желать того, что неминуемо, исходя из характера и направленности действий виновного лица? Представляется, что это тот случай, когда результат в виде смерти потерпевшего становится промежуточной и неизбежной целью деяния виновного лица.

Осознание общественно опасного характера своего деяния относится к моменту совершения действия или к моменту отказа от его совершения. Предвидение последствий относится к сфере будущего. Между деянием и последствиями существует причинно-следственная связь, что также должно осознаваться лицом и входить в сферу его предвидения, т. е. интеллектуальным процессом сознания охватывается не только деяние и последующие последствия, но и особенности причинно-следственной связи между деянием и возможными (наступившими) общественно опасными последствиями. Неосознание наличия причинно-следственной связи между деянием и последствиями исключает уголовную ответственность за умышленное преступление. При прямом умысле, когда лицо желает наступления определенных последствий, оно выбирает такой способ совершения деяния, при котором желаемые последствия, с его точки зрения, должны наступить в обязательном порядке или, в исключительном случае, их наступление должно быть реально возможным при определенных обстоятельствах. Иначе не было бы необходимости действовать.

При косвенном умысле последствия не являются желательными. Лицо не стремится к их причинению. Они служат лишь платой, которую виновный готов заплатить за достижение иной цели своего деяния. При этом вероятность наступления данных последствий лицо оценивает как реально возможную, т. е., по его мнению, данные последствия могут наступить и с такой же степенью вероятности могут не наступить.

При прямом умысле последствия составляют цель деяния лица, при косвенном умысле — представляют собой побочный, не желаемый результат его деяния. В силу значимости последствий для лица вероятность их наступления при прямом и косвенном умысле не может быть одинаковой. Человек, движимый осознанными побуждениями (мотивами), руководствуясь своим сознанием, на основе интеллекта и воли ставит себе цели, избирая наиболее оптимальный способ их достижения. Желаемым последствиям будет сопутствовать и более высокая степень вероятности их наступления. Необходимо лишь иметь в виду, что закон под желанием последствий подразумевает стремление лица реализовать цель путем активных действий или сознательного бездействия, а не просто желание необходимого результата без затраты физических, интеллектуальных и волевых усилий.

При характеристике прямого умысла в ч. 2 ст. 25 УК РФ сказано, что, совершая преступление с прямым умыслом, лицо предвидит возможность или неизбежность последствий. Законодатель, на первый взгляд, уравнял степень вероятности наступления последствий при прямом и косвенном умысле, поскольку в обоих случаях последствия могут быть лишь реально возможными. Представляется, что это не так. Необходимо учесть, что интеллектуальный момент вины составляет лишь часть умысла. Не менее важен и волевой момент.

При прямом умысле виновный всегда стремится к последствиям. Однако не во всех случаях его стремление в силу ряда объективных причин приводит к неизбежности наступления последствий. Стремление виновного может создать лишь реальную возможность их наступления. В подобных ситуациях, при доказанности того, что лицо стремилось причинить последствия, оно признается действующим с прямым умыслом.

Таким образом, отличие прямого умысла от косвенного заключается как в интеллектуальном, так и в волевом моменте. При прямом умысле лицо, как правило, предвидит неизбежность последствий, к которым он стремится. В отдельных случаях в силу объективных обстоятельств лицо предвидит лишь реальную возможность последствий, стремясь к тому, чтобы они наступили. При косвенном умысле субъект всегда предвидит реальную возможность последствий. Наступившие общественно опасные последствия не являлись целью его деяния. При косвенном умысле цель действий лица и полученный им преступный результат не совпадают изначально. Однако никаких сознательных волевых усилий во избежание последствий лицо не предпринимает. Подобное отношение к общественно опасным последствиям позволяет утверждать, что и при прямом, и при косвенном умысле у виновного лица имеется к ним позитивное отношение, только в первом случае — активно позитивное, а во втором — пассивно позитивное.

Это интересно:  Как оплатить налог на квартиру

Предвидение неизбежности последствий своего деяния исключает косвенный умысел. Это признак прямого умысла.

Если виновное лицо действовало с прямым умыслом, то при отсутствии последствий (в преступлении с материальным составом) или несовершении деяния (в преступлении с формальным составом) содеянное виновным, как правило, квалифицируется по направленности умысла: в зависимости от этапа его прерванной преступной деятельности как приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на преступление. При косвенном умысле содеянное лицом всегда квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Так, Щ. был осужден за покушение на убийство. Обстоятельства дела таковы.

Во время распития спиртных напитков между Щ. и В. возникла ссора, в ходе которой Щ. выгнал В. из дома, а после того, как тот сошел с крыльца, выстрелил в него из обреза, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего. Районный народный суд осудил Щ. за покушение на убийство, обосновав квалификацию тем, что выстрел произве­ден с близкого расстояния и в жизненно важный орган — голову.

Между тем Щ. отрицал намерение лишить жизни В. Он пояснил, что, обидевшись на В., хотел его «попугать» и выстрелил не целясь, тем более что все происходило ночью.

Из материалов дела видно, что выстрел действительно произведен в темноте, при этом Щ. не проявил интереса к результатам выстрела и сразу же возвратился в дом.

На вопрос находившейся там гражданки 3. ответил, что В. ушел домой. Ранее отношения между осужденным и потерпев­шим были нормальные.

Все это свидетельствовало о том, что Щ. безразлично относился к последствиям своих действий, т. е. действовал с косвенным умыслом к возможной гибели потерпевшего, а при отсутствии прямого умысла на лишение В. жизни содеянное не могло квалифицироваться как покушение на убийство(1).

В разных составах преступлений косвенный умысел имеет свои особенности. Следует остановиться на определении умысла при совершении убийства общеопасным способом.

В действующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 субъективное отношение виновного при совершении убийства общеопасным способом раскрывается недостаточно конкретно. В нем лишь подчеркивается, что способ убийства должен заведомо для виновного представлять опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица.

В уголовно-правовой литературе относительно умысла при убийстве, совершенном общеопасным способом, высказаны неоднозначные суждения:
1) прямой или косвенный умысел на убийство многих людей (А. А. Жижиленко(2));
2) прямой умысел на убийство конкретного лица и косвенный на убийство многих (М. Д. Шаргородский(3));
3) прямой умысел на убийство определенного человека и допущение убийства многих или косвенный умысел на убийство многих людей (Н. И. Загородников(4) и др.);
4) прямой умысел на убийство определенного лица и косвенный к гибели иных лиц; косвенный умысел на убийство нескольких лиц (Л. А. Андреева(5) и др);
5) прямой умысел на убийство по отношению к погибшему и прямой умысел на убийство иных лиц; косвенный умысел по отношению к погибшему и косвенный умысел по отношению к смерти иных лиц; прямой умысел по отношению к погибшему и косвенный умысел по отношению к смерти иных лиц; косвенный умысел по отношению к погибшему и прямой умысел на убийство иных лиц (С. В. Бородин(6));
6) прямой или косвенный умысел по отношению к потерпевшим и косвенный умысел или неосторожность по отношению к людям, подвергавшимся опасности (Т. В. Кондрашова и др.(7)).

По нашему мнению, при характеристике субъективного отношения виновного, совершающего убийство общеопасным способом, необходимо исходить из следующего.

Во-первых, отношение виновного к последствиям в рамках совершенного преступления может выражаться только в форме умысла, неосторожности быть не может, поскольку речь идет об умышленном преступлении — убийстве.

Во-вторых, у виновного не может быть «двойного» умысла, одного к жертве, а другого — к иным лицам, поскольку совершается одно преступление, следовательно, вина ко всем последствиям должна раскрываться в рамках одного умысла.

В-третьих, у виновного не может быть прямого умысла на убийство всех потерпевших, подвергавшихся опасности, поскольку в этом случае совершается не убийство общеопасным способом, а убийство двух или более лиц, т. е. преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому данный вариант субъективного отношения виновного к последствиям своего деяния должен быть исключен из характеристики умысла виновного лица при убийстве общеопасным способом.

В-четвертых, для признания способа действий виновного лица общеопасным достаточно установить, что в результате деяния виновного лица опасности подвергались не менее двух человек, включая потерпевшего.

Учитывая сказанное, необходимо сделать вывод о том, что субъективное отношение виновного при убийстве общеопасным способом может выражаться только в форме прямого или косвенного умысла.

Совершая убийство общеопасным способом с прямым умыслом:
1) виновный осознает общеопасный характер своих действий не только для потерпевшего (или потерпевших), но и хотя бы еще для одного лица;
2) предвидит причинение в результате своих действий смерти как потерпевшему (потерпевшим), так и иным лицам;
3) желает причинить потерпевшему (потерпевшим) смерть, сознательно допускает возможные последствия своих действий для иных лиц или безразлично к этому относится.
Совершая убийство общеопасным способом с косвенным умыслом:
1) виновный осознает общеопасный характер своих действий для двух или более лиц;
2) предвидит наступление любых общественно опасных последствий для данных лиц, в том числе и их смерть;
3) не желает, но сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично, в итоге кто-либо из подвергавшихся опасности погибает.

Убийство, совершенное с косвенным умыслом, необходимо отличать от преступления, совершенного в результате преступного легкомыслия. Хрестоматийным в судебной практике стал следующий случай.
К. признан виновным в хранении огнестрельного оружия и убийстве шестилетней девочки, совершенных при следующих обстоятельствах.
В. (осужденный по этому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября К. в 18 ч 30 мин на берегу пруда произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена шестилетняя девочка.

Виновным К. себя признал частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он убивать никого не хотел, девочку не видел и не предполагал, что заряд может пролететь большое расстояние.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР протест заместителя Прокурора РСФСР о переквалификации действий К. на ст. 106 УК РСФСР удовлетво­рила.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осуж­денным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой околодвух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Выстрелы К. производил в 18 ч 30 мин 13 октября, т. е. в такое время, когда было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответствен­ность за неосторожное причинение смерти, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общес­твенно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют об его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные(1).

Согласно ч. 2 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления.

Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом, но и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна. Для того чтобы правильно квалифицировать содеянное виновным в каждом конкретном случае, необходимо обратить самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла от легкомыслия.

Представляется, что отличие необходимо усматривать и в интеллектуальном, и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия.
1. При легкомыслии лицо не осознает общественную опасность своего деяния, а при косвенном умысле осознает.
2. При совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их как результат своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако оно исходило из того, что в данном конкретном случае этого не произойдет, поскольку камень бросается выше головы потерпевшего. Расчет лица оказался несостоятельным. Камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение. При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения его руками, ногами, твердыми предметами в различные части тела, в том числе и в жизненно важные, в течение продолжительного времени. В этом случае даже один сильный удар в голову потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности.
3. Волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий по их предотвращению, допуская их или относясь к ним безразлично.
4. Нельзя не обратить внимание и на то, что при косвенном умысле виновный может также надеяться на предотвращение последствий. Однако это не исключает уголовной ответственности за убийство с косвенным умыслом. О таких ситуациях вполне определенно высказался А. А. Пионтковский: «Сознательное допущение преступного последствия будет и тогда, когда лицо,

не желая его наступления, рассчитывает на “авось”, на какую-либо случайность, благодаря которой предвиденное им преступное последствие может не наступить. Надеяться на “авось” — значит ни на что не надеяться»(1).
В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла, а следовательно, разграничить убийство и неосторожное причинение смерти.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, lexconsult.online, www.procuror.spb.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector