Уголовную ответственность за незаконное получение кредита несут

Преступлением признается завершенное, выразившееся в полной реализации преступного намерения общественно опасное деяние, независимо от того, предшествовали или нет наступившим общественно опасным последствиям (в преступлениях с материальным составом ст. 176 УК РФ) или выполнению общественно опасных действий (в преступлениях с формальным составом ст. 177 УК РФ) какие-либо этапы общественно опасного поведения. Реализация преступного намерения на стадии оконченного преступления влечет уголовную ответственность непосредственно по статьям Особенной части УК РФ, в которых признаки конкретных составов сконструированы в виде оконченного преступления. Стадии приготовления и покушения образуют так называемую предварительную преступную деятельность. Согласно ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. В соответствии с уголовным законодательством такие преступления, как незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ) и злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ), не относятся к указанным категориям. Однако большинство преступлений в сфере экономической деятельности требует со стороны преступных элементов большой подготовительной работы, такой как подбор соучастников, изготовление поддельных документов и т. д. Умышленное создание условий для незаконного получения кредита не может и рассматриваться как приготовление к совершению преступления.

Как в силу указанного выше обстоятельства, так и в связи с тем, что данное преступление (ч. 1 ст. 176 УК РФ) совершается с косвенным умыслом, виновные лица будут нести ответственность лишь за фактически совершенные действия, например, подделку документов, находящихся в обороте организации. Кроме того, исходя из указания на совершение данного преступления только с косвенным умыслом, невозможно и покушение. Очевидно, такое же решение вопроса должно быть и в отношении деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 176 УК РФ.

В связи с тем. что преступление, предусмотренное ст. 177 УК РФ, является длящимся, приготовление и покушение на него возможны лишь до совершения первого акта уклонения от исполнения обязанностей. Ответственность за приготовление к данному преступлению в соответствии со ст. 30 УК РФ лицо нести не может. Однако не исключается привлечение к уголовной ответственности в случае, если приготовительные действия содержали признаки уголовно наказуемых деянии.

Специфической чертой данного вида преступлений является то, что они, как правило, совершаются в соучастии. Опираясь на существующее законодательное определение ответственности соучастников в преступлениях со специальным субъектом (ч. 4 ст. 34 УК РФ), необходимо отметить следующее. В ч. 1 ст. 176 УК РФ признаки специального субъекта выступают не только дополнительными, но и конструктивными признаками состава преступления, без которых данный состав отсутствует. Поскольку специальным субъектом указанного преступления является индивидуальный предприниматель, а также руководитель коммерческой или некоммерческой организации, уполномоченный на заключение кредитных договоров, то остальные управленческие работники и иные лица, действовавшие в качестве подстрекателей, организаторов, пособников незаконного получения кредита, могут быть привлечены к ответственности только за соучастие в преступлении. Аналогичное суждение можно привести и по ст. 177 УК РФ. При этом необходимо помнить, что соучастие в длящемся преступлении возможно от первых стадий исполнения состава данного преступления до его полного окончания по причинам, указывавшимся выше. При совершении деяний, предусмотренных ч. 2 ст. 176 УК РФ, как уже отмечалось, чаще всего исполнителями выступают должностные лица, обладающие различными правомочиями, как при получении государственного целевого кредита, так и при его использовании.

Несмотря на это, фактически соисполнителями данных преступлений могут быть и другие лица, не имеющие особого правового статуса, так как согласно диспозиции статьи, субъект данных преступлений общий. При отсутствии общей установки возникают различные толкования, что дезориентирует судебную практику. Представляется, что следует считать злостным нежелание погасить кредиторскую задолженность после вступления в законную силу решения суда по соответствующему гражданскому делу независимо от сложившихся обстоятельств. Иной подход резко снижает вероятность наступления уголовной ответственности, поскольку следствие и судебное разбирательство увязнут в многочисленных попытках должника показать действительную или мнимую невозможность выполнить решение суда по гражданскому делу. Немало споров вызывает и понятие «уклонение». Здесь трудно определить момент начала и окончания преступления, неясно, считается ли преступление оконченным с самого начала уклонения от погашения долга при наличии вступившего в законную силу судебного решения, либо необходимо для этого факта уклонения более или менее длительное время, чтобы оно стало злостным. Как показывает практика, при наличии вступившего в законную силу судебного решения заемщик может умышленно растянуть во времени процесс погашения задолженности на год или на два, чтобы оставить в обороте деньги, но при этом он не станет полностью уклоняться от выполнения решения суда, а будет погашать задолженность частями «по мере возможности». В итоге кредиторская задолженность отражается на счете просроченных ссуд банка и считается, таким образом, просроченной в погашении.

Есть ли здесь основания говорить об уклонении и наличии состава преступления, предусмотренного ст.177 УК? Анализ свидетельствует, что в этом случае указанный состав присутствует, так как у заемщика есть возможность погасить задолженность, но он ее умышленно не гасит, чтобы не изымать деньги из оборота. Тем не менее, заемщика трудно будет привлечь к уголовной ответственности по ст.177 УК, поскольку, погасив часть долга, а через неделю еще часть, он заявит, что не уклоняется от погашения кредиторской задолженности и выплачивает ее сразу, как только появляется возможность. В этом случае вполне возможно вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия в деянии подозреваемого состава преступления, поскольку задолженность регулярно погашается по мере возможностей должника.

Также следует отметить, что в российском уголовном законодательстве часто встречаются составы преступлений, которые по конкретному содержанию и правовым признакам весьма близки друг другу. Это обусловливает трудности в выборе нормы УК, соответствующей совершенному деянию, и нередко является источником судебных ошибок. Такие преступления принято считать смежными, т.е. имеющими в своих конструкциях определенное количество одинаковых и отличающихся признаков . Одной из актуальных проблем правоприменительной практики является соблюдение духа и буквы уголовного закона при разграничении смежных составов преступлений, чтобы обеспечить надлежащее применение правил квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм. Составы преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 176 УК РФ, имеют определенные сходные признаки. В частности, одинакова сущность вреда, причиняемого в результате их совершения. Мошенничество причиняет вред интересам конкретного собственника (физическое или юридическое лицо). Сфера экономической деятельности является видовым объектом преступления, предусмотренного ст. 176 УК. Предметом мошенничества является чужое имущество или право на имущество, а предметом кредитного преступления, предусмотренного ст. 176 УК, — кредит либо льготные условия кредитования.

Имеется сходство и в признаках объективной стороны каждого из составов преступлений, предусмотренных ст. 159, 176 УК, а точнее — способов их совершения. Как известно, при конструировании признаков преступлений законодатель определяет способ их совершения в качестве обязательного. В первом случае это обман или злоупотребление доверием, во втором — представление ложных сведений банку или кредитору о хозяйственном положении или финансовом состоянии получателя кредита. Таким образом, признаки обмана законного владельца имущества присутствуют при посягательстве на имущественную сферу его обладания в обоих случаях.

Для постановки вопроса о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего преступление указанными способами, необходимо в процессе производства предварительного расследования установить причинение определенного ущерба, поскольку по законодательной конструкции оба состава преступления являются материальными. Если определенный законодателем ущерб не наступает, эти разновидности деликтного поведения могут образовывать признаки административных правонарушений, предусмотренных ст. 7.27, 14.11 КоАП РФ (мелкое хищение, незаконное получение кредита). Практически одинаков и механизм причинения вреда охраняемым законом интересам собственников. И в том, и другом случаях собственник или титульный владелец имущества, будучи обманутым или введенным в заблуждение, сам передает имущество во владение, пользование или распоряжение лица, совершающего общественно опасное деяние. Основное разграничение сравниваемых составов следует проводить по субъективной стороне. По мнению профессора Н.А. Лопашенко, если лицо еще до получения кредита, представляя фальсифицированные документы в банк или иному кредитору, собиралось присвоить выделенные средства, что в результате и сделало, имеет место хищение в форме мошенничества.

Если лицо не преследовало такой цели первоначально, но не смогло в силу объективных и субъективных причин вернуть кредитные средства, мошенничество отсутствует, т.е. содеянное должно квалифицироваться по ст. 176 УК, при наличии других необходимых признаков . При мошенничестве обман или злоупотребление доверием служат средством изъятия имущества в свою собственность или собственность других лиц. При незаконном получении кредита (на момент заключения сделки) цель обращения денежных средств в свою пользу не преследуется, так как виновный рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами или другим имуществом. В намерение заемщика входит возврат незаконно полученных кредитных средств.

Подобной позиции придерживаются Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов, В.А. Козлов и другие ученые . Заслуживает внимания и точка зрения А.А. Сапожкова по данному вопросу . Мошенничество является более опасным преступлением, нежели преступление, предусмотренное ст. 176 УК РФ. Оно совершается с прямым умыслом и корыстной целью и причиняет только реальный ущерб. У виновного в незаконном получении кредита, несмотря на использование обмана, цель безвозмездно обратить чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц отсутствует, а умысел на причинение реального ущерба может быть только косвенным. При хищении лицо, совершившее преступление, преследует корыстную цель противоправного и безвозмездного изъятия имущества (денежных средств) в свою пользу или в пользу третьих лиц. Об этом могут свидетельствовать факты сокрытия заемщиком данных о себе, переезд с места жительства и несообщение об этом кредитору, использование кредита сразу после получения на личные цели, например, раздача в виде коммерческих кредитов. На это указывает и характер последующих действий заемщика после того, как обнаружен факт получения им кредита по подложным документам (воспрепятствование получению достоверной информации о его фактическом финансово-хозяйственном положении, когда он скрылся от кредитора, от правоохранительных органов и т.д.). В этой связи интересны выводы П.С. Яни о наличии прямого неопределенного умысла на завладение кредитными средствами в момент их получения, когда лицо осознает, что при определенных обстоятельствах, именуемых «коммерческим риском» (в его позитивном уголовно-правовом значении), оно не сможет возвратить кредитные средства, тем более если кредит был получен с использованием заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении или финансовом состоянии, что и явилось причиной выдачи кредита, так как иначе кредит и не выдавался бы в связи с отсутствием у заемщика реальных необходимых гарантий возврата кредита. Действительно, в литературе можно встретить лишь самые общие утверждения о том, что если лицо в момент получения кредита намерено по возможности исполнить обязательство, то мошенничества нет. При этом не требуется, чтобы лицо было уверено в том, что оно исполнит обязательство, поскольку, совершая сделку, ее участники в какой-то степени идут на риск . Самый общий контрдовод этой позиции П.С. Яни видит в том, что должник не должен тяжесть риска перекладывать на своего кредитора, для которого риска в принципе не должно быть. Вместе с тем любые инвестиции, вложения в условиях свободного рынка являются рискованными, так как всегда существует вероятность, что лицо, получившее средства, не сможет правильно ими распорядиться, растратит их, и в результате инвестор потеряет вложенные им средства. В случаях, квалифицируемых по ст. 176 УК РФ, для получения кредитных средств используется, например, поддельная банковская гарантия, в соответствии с которой банк выдает необеспеченный кредит. Руководитель организации, получившей такой кредит, нередко допускает с большой долей вероятности, что взятый кредит не будет возвращен. В таком случае при невозвращении заемных средств налицо причинение ущерба, которое является безвозмездным корыстным завладением, совершенным путем обмана. В подобной ситуации препятствием для квалификации указанных действий как хищения является невозможность определения прямого умысла на совершение мошенничества у совершившего деяние лица.

Мотив и цель не являются обязательными признаками, характеризующими субъективную сторону незаконного получения кредита. На его квалификацию они не влияют. Вместе с тем если незаконное получение государственного целевого кредита либо его использование не по прямому назначению осуществляется с целью хищения, то содеянное представляет собой совокупность преступлений — незаконного получения кредита и хищения в форме мошенничества, если хищение совершено путем обмана или злоупотребления доверием либо присвоения или растраты — и квалифицируется по ч. 2 ст. 176 и ст. 159 или ст. 160 УК РФ . В правоприменительной практике часто возникает вопрос: подлежит ли ответственности лицо, незаконно получившее кредит в организации, не имевшей права на проведение подобных операций? Как утверждает профессор Б.В. Волженкин, «ответ должен быть отрицательным». Мы поддерживаем его позицию, поскольку организация, не имеющая права на заключение кредитных договоров, осуществляет незаконную банковскую деятельность (ст. 172 УК РФ), влекущую при определенных условиях уголовную ответственность.

Кредитный договор в этом случае является сделкой, совершенной с целью, заведомо противоречащей основам правопорядка (ст. 169 ГК РФ). Такая сделка недействительна, ничтожна, и все полученное по сделке взыскивается в доход государства. Однако есть и противники данной точки зрения. Так, Я.С. Васильева предлагает подобные деяния квалифицировать по ст. 176 УК РФ . Такое решение возможно, но лишь в том случае, когда субъект ошибочно полагает, что незаконно получает кредит в организации, правомерно осуществляющей кредитные операции. Следует уточнить, что и при таком развитии ситуации «выгодоприобретатель» будет нести ответственность за покушение на незаконное получение кредита в соответствии с направленностью его умысла.

Состав незаконного получения кредита необходимо отграничивать от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ). В последнем случае ущерб причиняется в результате незаконного использования денежных средств или иного имущества, которое еще не поступило в фонды собственника или иного законного владельца (например, прокручивание денежных средств клиента банка без зачисления на его расчетный счет). Норма, закрепленная законодателем в ч. 1 ст. 176 УК РФ, является специальной по отношению к причинению имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ).

Это интересно:  Закон о детских садах 2020

По общему правилу при данном виде конкуренции норм подлежит применению та из них, которая охватывает более узкую сферу общественных отношений и является специальной (в данном случае ст. 176 УК РФ). Вместе с тем состав преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, не предполагает злоупотребления доверием в качестве способа выполнения объективной стороны этих составов преступления.

В этой связи следует согласиться с мнением профессоров Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. Они пишут: «Поскольку законодатель не предусмотрел злоупотребление доверием в качестве самостоятельного способа незаконного получения кредита либо льготных условий кредитования, ответственность за такие действия должна наступать не по ст. 176 УК РФ, а по ст. 165 УК РФ (либо по ст. 148.3 УК РСФСР, если соответствующие действия были совершены до 1 января 1997 г.), выступающей по отношению к ст. 176 УК РФ в качестве общей нормы» . В отличие от деяния, предусмотренного ст. 165 УК РФ, рассматриваемое преступление может быть совершено только с помощью обмана в активной форме. Содержание обмана применительно к способу совершения деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, в отличие от обмана при мошенничестве или при причинении имущественного обмана путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения ограничено: 1) сведениями (в данном случае не могут рассматриваться как обман сведения, свидетельствующие о мнимом хозяйственном или финансовом благополучии индивидуального предпринимателя или организации); 2) активной формой обмана, которая исключает основания для привлечения к ответственности по данной норме за получение кредитных средств с помощью умолчания об истинном хозяйственном или финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации в случае, когда соответствующая информация должна быть представлена на основании договора или закона. Обращает на себя внимание предложение авторов научно-практического комментария к УК РФ, согласно которому «если ущерб, причиненный незаконным получением кредита, крупным не является, то применяется норма, предусмотренная ст. 165 Уголовного кодекса» , поскольку мнимая кредитная сделка не порождает обязательственных отношений, т.е. у кредитора в этом случае сохраняется право собственности на переданное лжезаемщику имущество . Кроме того, размер ущерба в рамках состава, предусмотренного ст. 165 УК РФ, законодателем не установлен (в отличие, например, от преступлений против собственности и в сфере экономической деятельности). На наш взгляд, данное обстоятельство свидетельствует о возможности квалификации анализируемого нами поведения именно в рамках ст. 165 УК РФ. Однако окончательное решение данного вопроса полностью попадает в зависимость от судебного усмотрения. Суд должен определить наличие либо отсутствие общественной опасности при причинении незаконным получением кредита ущерба имущественного характера. Незаконное получение государственного целевого кредита (ч. 2 ст. 176 УК РФ) как самостоятельное преступление признано законодателем таковым сравнительно недавно. Ранее это деяние представляло частный случай причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, ответственность за которое предусматривалась ст. 148.3 УК РСФСР 1960 г.

Криминализация этого деяния в рамках УК РФ обусловлена относительной распространенностью представляющих общественную опасность фактов незаконного, сопровождаемого часто коррупцией и лоббированием получения из государственного бюджета государственных целевых средств, путем ложного обоснования потребности в них, а также использования государственных целевых кредитов не по прямому назначению, в том числе для личного обогащения. Часть 2 ст. 176 УК РФ конкурирует с нормой, содержащейся в п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ, где речь идет об ответственности за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, повлекшего крупный ущерб, и являющейся специальной по отношению к ней.

Незаконное получение государственного целевого кредита либо его использование не по прямому назначению, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству, содержит одновременно признаки преступлений, ответственность за которые предусмотрена ч. 2 ст. 176 и п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ. В соответствии с правилом квалификации преступлений, согласно которому при конкуренции общей и специальной норм применяется только одна (специальная) норма, данное деяние квалифицируется по ч. 2 ст. 176 УК РФ. Проблемным также является вопрос о том, нельзя ли действия, подпадающие под признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 и 2 ст. 176 УК РФ, рассматривать как присвоение или растрату чужого имущества, т.е. как хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160 УК РФ). Думается, что нет. Основания для такого вывода следующие. Присвоение есть незаконное безвозмездное изъятие и обращение в свою пользу или в пользу другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного. Речь идет о случаях, когда имущество попало к виновному вполне законно, без какого-либо злоупотребления со стороны присвоившего.

Такая трактовка состава присвоения исключает квалификацию в ситуациях, к которым применяется ст. 176 УК РФ, поскольку кредитные ресурсы попадают к виновному неправомерно, с использованием обманных действий. Действия лиц, уполномоченных распределять государственные кредиты, заключающиеся в безответственном их выделении при отсутствии корыстной цели, но при наличии ущерба, следует квалифицировать как халатность по ст. 293 УК РФ. Если же названные нарушения умышленно допущены должностным лицом с корыстной целью, то такие действия могут быть квалифицированы по ст. 285 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями.

Квалификация действий указанных лиц, связанных с помещением государственных бюджетных средств на депозитные счета в коммерческие банки, зависит от того, как были использованы полученные доходы в виде процентов от депозитного вклада. Если доход использовался для личного обогащения, субсидирования своих коммерческих фирм или фирм, принадлежащих своим приближенным, то налицо состав преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ.

Поскольку в примечании к ст. 158 УК РФ указано, что обращение чужого имущества в пользу других лиц признается хищением, то безвозмездная передача дохода, полученного от размещения средств бюджета на депозитные счета отдельных граждан или принадлежащих им коммерческих фирм, также может быть квалифицирована по ст. 160 УК РФ. Если присвоения или растраты полученного дохода в пользу других лиц не было, но у должностного лица имелась корыстная или иная личная заинтересованность, то его ответственность может наступить по ст. 285 УК РФ. Такая оценка рассматриваемых действий обусловлена тем, что размещение бюджетных кредитов в коммерческие банки, а не в подразделения ЦБ РФ (как того требуют нормативы) причиняет ущерб бюджету в виде непоступления процентов от использования размещенных государственных средств.

Интересна ситуация, когда руководитель организации, правомерно получив и использовав кредитные средства, затем отказывается возвращать их под предлогом якобы отсутствия у него реальных возможностей для этого. Это может происходить в ситуации, когда при получении государственных кредитных ресурсов умысла на их хищение у него не было, а намерение не возвращать их возникло на стадии исполнения взятых на себя перед государством обязательств по кредитному договору. Таким образом, нет ни хищения, ни незаконного получения государственного целевого кредита, ни использования его не по прямому назначению. Как представляется, если нет вступившего в законную силу судебного решения о взыскании кредиторской задолженности, то при причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием ответственность должна наступить по ст. 165 УК РФ. Если же было и решение суда, и уклонение от погашения кредиторской задолженности с признаками злостности, то возможна квалификация содеянного по ст. 177 УК РФ.

Есть еще один вопрос, касающийся ответственности по ч. 1 ст. 176 УК РФ, когда лицо незаконно получает кредит в организации, не имевшей права на проведение подобных операции . Думается, что ответственность по ст. 176 УК РФ в такой ситуации не наступит, поскольку если «кредит» был выдан неправомочным лицом, то признаки кредита, определенные в п. 1 ст. 819 ГК РФ (кредитором может быть только банк или иная кредитная организация), отсутствуют. Следовательно, к этой сделке должны применяться нормы о займе, каковым она и является, как бы ее ни назвали стороны. Получение кредита может быть незаконным и в том случае, если виновный использует иные способы. К числу наиболее распространенных следует отнести подкуп работников банковско-кредитной сферы или должностных лиц органов власти или управления, могущих повлиять на решение вопроса о предоставлении кредита. Если при этом банку или иному кредитору не предоставлялись заведомо ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, содеянное не подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ. Действия виновных должны квалифицироваться по ст. 204 УК РФ как коммерческий подкуп или по ст. 290, 291 УК РФ как получение и дача взятки. В отношении лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также должностных лиц возможна дополнительная квалификация по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) или по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Если индивидуальный предприниматель или руководитель организации с целью получения кредита либо льготных условий кредитования предоставил кредитору заведомо ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии, но кредит не был выдан или же его выдача не повлекла за собой причинение крупного ущерба, уголовная ответственность может наступить (при недоказанности прямого умысла на причинение крупного ущерба) только за подделку или использование поддельных документов. В случае когда незаконное получение кредита с причинением крупного ущерба состоялось, то дополнительной квалификации этого деяния по ст. 292 и 327 УК РФ не требуется, поскольку подделка документов и их использование являются неотъемлемой частью состава получения кредита (конкуренция части и целого) . Т.о. разграничение составов преступлений, предусмотренных ст. 176 и 177 УК РФ, со смежными составами преступлений проводится как по объективным, так и по субъективным признакам.

Содержание

Незаконное получение кредита – какая ответственность предусмотрена

Как известно, кредиты берут не только обычные физлица, но и индивидуальные предприниматели и компании – на развитие своего бизнеса, закупку товаров, обновление оборудования и для других целей. Чтобы получить заемные средства или добиться более выгодных условий кредитования, бизнесмены нередко прибегают ко всевозможным ухищрениям, в том числе противозаконным.

По УК РФ, незаконное получение кредита – это уголовное преступление, ответственность за которое зафиксирована в ст.176 УК РФ. Разберем состав этого деяния.

  1. Объективная сторона – оформление ИП или руководителем компании кредита или льготных условий кредитования путем передачи банку недостоверной информации о своем материальном положении. Например, предприниматель может предоставить годовой баланс, включающий завышенные значения, фиктивное поручительство и гарантийные письма, поддельное технико-экономическое обоснование кредита и т.д. Для квалификации по ч.1 обязательно причинение крупного ущерба кредитному учреждению на сумму от 2 млн 250 тысяч рублей. Также необходимо наличие причинно-следственной связи между действиями ИП или руководителя компании и причиненным ущербом.
  2. Объект – законные общественные отношения в кредитной области.
  3. Субъект преступления – ИП и начальник коммерческой и некоммерческой организации, который имеет право на заключение кредитных договоров.
  4. Субъективная сторона – вина в виде прямого либо косвенного умысла. Это значит, что руководитель знал и желал наступления неблагоприятных для банка последствий либо проявлял к ним безразличие.

Минимальная санкция за незаконное получение кредита по ст.176 УК РФ – штраф до 200 тысяч рублей, максимальная – помещение в колонию на срок до 5 лет.

Важно!

По своему составу нелегальное оформление кредита очень схоже с мошенничеством (ст.159 УК РФ). Однако в отличие от мошенничества, при незаконном получении кредита отсутствует цель невозврата заемных средств; мошенничество представляет собой форму хищения, все действия злоумышленников при его совершении направлены на изъятие из чужого владения имущества, а в случае с кредитом – денежных средств. По ст. 176 УК РФ квалифицируются деяния, когда похищать денежные средства никто не собирался, организация или индивидуальный предприниматель желали получить в кредит денежные средства с тем, чтобы их потом вернуть.

Ч.2 рассматриваемой статьи предусматривает уголовную ответственность за противозаконное получение государственного целевого кредита, а также его траты на другие цели, если эти действия повлекли причинение крупного ущерба физлицам, предприятиям или РФ. Предельная санкция по рассматриваемой статье – помещение в колонию на срок до 5 лет.

«Нелегальное оформление кредита – преступление не редкое. Приведем недавний пример. Гендиректор ООО «Завод растительных масел «Эртильский» Салих Конаков, решив оформить четыре кредита в Россельхозбанке на пополнение оборотных средств завода, предоставил кредитному учреждению поддельные бухгалтерские документы с завышенной величиной выручки. В итоге банк предоставил кредит на сумму 475 млн рублей, которые предприятие априори не могло выплатить. Кроме того, бизнесмен обвинялся в особо крупном мошенничестве по другим эпизодам. Несмотря на признание своей вины, частичное возмещение ущерба и сотрудничество со следствием, Конаков получил 4,5 года тюрьмы. При этом он обязан возместить ущерб, причиненный Россельхозбанку».

Что делать, если обвиняют в незаконном получении кредита?

Незаконное получение кредита – это такое преступление, при котором предприниматель изначально не может обойтись без помощи уголовного адвоката. Причина заключается в том, что только опытный специалист может досконально разобраться в совершенном деянии и выяснить, действительно ли его доверитель совершил преступление, предусмотренное ст.176 УК РФ, имеются ли смягчающие обстоятельства и можно ли избежать ответственности.

Это интересно:  Как проверить правильность начисления пенсии по старости

Что же может сделать адвокат?

  1. Достаточно размытая и неконкретная структура ст.176 УК РФ может быть использована адвокатом в пользу доверителя. Поскольку, при квалификации по ст. 176 УК РФ речь идёт о действиях, у которых нет цели хищения денежных средств, адвокат попробует доказать гражданско-правовой характер отношений по кредитному договору. Кроме того, незаконное получение кредита очень похоже на некоторые другие преступления. Это не только мошенничество, но и, например, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверия (ст.165 УК РФ). При этом максимальное наказание по ст.165 УК РФ куда мягче – помещение в колонию на срок до 2 лет со штрафом. Поэтому (при наличии на то оснований) адвокат может добиваться переквалификации обвинения на статью с более мягким наказанием.
  2. Специалисту под силу добиться прекращения уголовного дела (уголовного преследования), например, указав, что сроки давности привлечения к ответственности истекли. Кроме того, в связи с тем, что преступления, предусмотренные ст. 176 УК РФ являются преступлениями средней тяжести, адвокат поможет выбрать основание для освобождения от уголовной ответственности или наказания, коих закон предусматривает несколько (в связи с примирением, в связи с деятельным раскаянием, в связи с уплатой судебного штрафа и др.)
  3. Если доказательства вины субъекта очевидные, адвокат по экономическим преступлениям может добиться назначения наиболее мягкого наказания, не связанного с лишением свободы. В частности, таким наказанием может быть штраф.
  4. Адвокат может способствовать вынесению оправдательного приговора, дающего доверителю право на реабилитацию. Адвокат может доказать, что рассматриваемые отношения находятся в плоскости не уголовного, а гражданского права, соответственно, состав преступления отсутствует. Например, субъективной стороны не будет, если будет доказано, что руководитель организации не знал, что данные в бухгалтерских документах искажены.

Субъект, совершивший незаконное получение кредита впервые, может быть освобожден от уголовной ответственности, если полностью возместит причиненный вред и переведет в федеральный бюджет двукратную сумму причиненного ущерба. Об этом свидетельствует ч.2 ст.76.1 УК РФ.

Следовательно, если вас подозревают или обвиняют в нелегальном получении кредита – заручитесь поддержкой адвоката. Расплывчатые формулировки ст.176 УК РФ и ее схожесть с другими статьями опытный специалист может использовать в пользу своего доверителя.

Ответственность за незаконное получение кредита по уголовному кодексу Российской Федерации Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Шаляпина Марина Юрьевна

Незаконное получение кредита в условиях современной российской действительности является одним из самых распространенных среди экономических преступлений. Поэтому в настоящее время возникла необходимость создания адекватного механизма контроля со стороны государственных органов, а также тесного взаимодействия правоохранительных органов с банковскими учреждениями. Данные обстоятельства являются значимыми для правильной квалификации указанных деяний в соответствии с определенными нормами УК РФ.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Шаляпина Марина Юрьевна,

Responsibility for illegal financial loans in accordance with the Criminal code of the Russian Federation

In modern Russian reality illegal financial loans are among the most wide-spread economic crimes. Therefore at present there appeared the necessity for state organs to create an adequate control mechanism as well as to start close cooperation of judicial and bank organs. These circumstances are meaningful for the distinct classification of the crimes in question in accordance with the stated norms of the Criminal code of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Ответственность за незаконное получение кредита по уголовному кодексу Российской Федерации»

Шаляпина Марина Юрьевна

аспирант кафедры уголовного права

Кубанского государственного аграрного университета

за незаконное получение кредита

по Уголовному кодексу Российской Федерации

Незаконное получение кредита в условиях современной российской действительности является одним из самых распространенных среди экономических преступлений. Поэтому в настоящее время возникла необходимость создания адекватного механизма контроля со стороны государственных органов, а также тесного взаимодействия правоохранительных органов с банковскими учреждениями. Данные обстоятельства являются значимыми для правильной квалификации указанных деяний в соответствии с определенными нормами УК РФ.

Ключевые слова: незаконное получение кредита, бюджетный целевой кредит, нецелевое расходование, государственные средства, бюджетные средства, коммерческий банк.

M.Yu. Shalyapina, Post-graduate of a Chair of Criminal Law of the Kuban State Agrarian University; e-mail: do40yurist@kibank.ru

Responsibility for illegal financial loans in accordance with the Criminal code of the Russian Federation

In modern Russian reality illegal financial loans are among the most wide-spread economic crimes. Therefore at present there appeared the necessity for state organs to create an adequate control mechanism as well as to start close cooperation of judicial and bank organs. These circumstances are meaningful for the distinct classification of the crimes in question in accordance with the stated norms of the Criminal code of the Russian Federation.

Key words: illegal financial loans, purpose budget loan, unauthorized use, state funds, budget funds, commercial bank.

Становление рыночной экономики, ее интенсивное развитие, а также появление большого количества коммерческих банков с неизбежностью повлекли за собой рост преступлений в кредитно-банковской сфере.

Широкую распространенность получило преступление, предусмотренное ст. 176 УК РФ. Появление указанной нормы отвечает требованиям времени.

В соответствии с УК РФ незаконное получение кредита представляет собой получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном либо финансовом положении индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб. Часть 2 ст. 176 УК РФ устанавливает ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если

эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

Основным непосредственным объектом незаконного получения кредита, по мнению большинства ученых, следует признать финансовую систему Российской Федерации, порядок кредитования граждан и хозяйствующих субъектов. Дополнительным объектом можно считать и экономические интересы кредиторов.

В теории уголовного права высказывается мнение о том, что предметом рассматриваемого преступления могут выступать льготные условия кредитования, которые могут охватывать различные стороны кредитного договора, например такие, как размер подлежащих уплате процентов, сроки, сумма, условия.

Однако необходимо заметить, что среди ученых нет единой точки зрения относительно льготных условий кредитования.

Так, В.Д. Ларичев считает, что «льготные условия кредитования — это льготы, предоставленные банком по собственному усмотрению в пределах свободы кредитного договора (пре-

доставление заемщику банком большей суммы кредита, уменьшение процентной ставки за пользование кредитом, более длительный срок возврата кредита)» [1, с. 17-18].

Противоположную точку зрения по данному вопросу высказывает А.Э. Жалинский, который под льготными условиями кредитования понимает «условия, предоставление которых в соответствии с обязательными для кредитования нормативно-правовыми актами осуществляется только при наличии на стороне заемщика обстоятельств, обуславливающих предоставление льгот. Льготными не могут считаться условия, предоставленные банком в пределах свободы кредитного договора» [2, с. 67].

По мнению Е. Ложкиной, указанная позиция выглядит убедительной, т.к. предоставление уменьшенной процентной ставки за пользование кредитом, выдача доверительного кредита без конкретного обеспечения или большей суммы кредита, как правило, осуществляется банком, исходя из репутации и финансового состояния клиента, с которым банк длительный период имеет деловые отношения и к которому не имеет претензий по ранее оформлявшимся кредитам. Банк может предоставить кредит под уменьшенную процентную ставку и иным клиентам, предложившим, например, солидное обеспечение кредита [3, с. 15].

Таким образом, банк, будучи заинтересованным в сотрудничестве с клиентом, по согласованию с ним заключает договор на более выгодных условиях, которые, однако, льготными не являются.

Еще одно подтверждение этому мы можем найти в ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», где содержится указание о том, что «процентные ставки по кредитам устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентом, если иное не предусмотрено федеральным законом» [4, с. 9].

Объективная сторона указанного преступления включает в себя различные формы противоправного поведения,а именно:

действия, направленные на получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;

действия, направленные на получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о

хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации;

действия, направленные на незаконное получение государственного целевого кредита;

действия, направленные на использование государственного целевого кредита не по прямому назначению.

По нашему мнению, анализ объективной стороны незаконного получения кредита предполагает более детальное рассмотрение некоторых терминов, используемых законодателем в диспозиции ст. 176 УК РФ.

В банк чаще всего предоставляются ложные данные относительно хозяйственного положения организации. Можно предположить, что указанная недостоверная информация неслучайно предоставляется именно относительно хозяйственной деятельности заемщика, т.к. ее всегда сложно проверить и это требует значительного количества времени.

Под хозяйственным положением заемщика понимается совокупность сведений о внешних и внутренних обстоятельствах, характеризующих его производственную деятельность. К заведомо ложным сведениям о хозяйственном положении можно отнести фиктивное технико-экономическое обоснование потребности в кредите, поддельные договоры о заключенных хозяйственных сделках.

Финансовое же состояние заемщика представляет собой систему данных о наличии, формировании, использовании и размещении денежных средств юридическими и физическими лицами.

Финансовое состояние предприятия проверить намного легче, например посредством получения расширенной выписки по расчетному счету заемщика. К заведомо ложным сведениям о финансовом состоянии заемщика можно отнести сфальсифицированные данные об объеме полученной прибыли, о стоимости оборотных средств, об уровне рентабельности кредитуемой сделки. Но здесь также необходимо учитывать, что недостоверные сведения о наличии собственных средств и о долговых обязательствах могут распространяться и на сведения, содержащиеся в балансе, отчете о прибылях и убытках, справках о дебиторской и кредиторской задолженности.

В настоящее время многие коммерческие банки в условиях конкуренции и обострения борьбы за клиента осуществляют кредитование без достаточной проверки финансового состояния заемщика, тем самым ставя собственные интересы под угрозу, что, соответственно, поро-

ждает отрицательные последствия для самих кредитных учреждений. Но, безусловно, это вина самих банков. По мнению В. Сенчагова, «указанные отрицательные последствия могут выражаться в массовом банкротстве банков, отозвании у них лицензии на осуществление банковских операций, нарушении стабильности кредитной системы, неуправляемости оборота денежных средств» [5, с. 153]. Таким образом, сложившаяся ситуация приводит к тому, что кредитно-финансовая система в целом и коммерческие банки как ее составной элемент становятся благоприятной сферой для совершения преступных посягательств.

На практике часто возникает вопрос, подпадают ли под действие ст. 176 УК РФ сделки, аналогичные по сути и характеру кредитным отношениям, например договоры займа или банковские ссуды. Как вытекает из смысла ч. 2 ст. 819 ГК РФ, к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные для договора займа, если иное не вытекает из закона [6, с. 228]. Здесь же следует упомянуть и о договоре ссуды, который ранее рассматривался как разновидность кредитного договора (банковская ссуда). По мнению И. Козаченко, «в таких случаях к нему необходимо применять правила, предусмотренные для аренды, а не для договоров займа и кредита (ст. 689 ГК РФ)» [7, с. 40].

В ст. 819 ГК РФ содержатся признаки, которые характеризуют кредитный договор, а также позволяют отграничить его от смежных договоров.

Согласно вышеуказанной статье по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты за нее. Однако кредитные отношения могут возникать не только из кредитного договора в чистом виде, но и при заключении смешанных договоров (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

К коммерческому кредиту, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, и где предусматривается предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки, рассрочки оплаты товара (ст. 489 ГК РФ), работ или услуг, применяются правила о кредитном договоре, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит его существу (ст. 823 ГК РФ).

Таким образом, по убеждению И. Козаченко, потерпевшей стороной здесь могут выступать: «1. Банки, в том числе: Центральный Банк России, который вправе предоставлять кредиты коммерческим банкам; российские коммерческие банки; филиалы и представительства иностранных банков, входящие в банковскую систему Российской Федерации. 2. Иные кредиторы:

небанковские кредитные организации, т.е. имеющие право осуществлять отдельные банковские операции (финансовые и трастовые компании, инвестиционные фонды, ломбарды);

лица, предоставившие товарный и коммерческий кредит, из чего вытекает, что ст. 176 УК РФ в полной мере может применяться в нередко встречающейся производственно-хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства и при заключении договоров на оказание бытовых и иных услуг частным лицам в ситуациях получения поставщиками или подрядчиками авансовых средств (предоплаты), с дальнейшим неисполнением договорных обязательств» [7, с. 40].

Субъектами рассматриваемого деяния являются индивидуальные предприниматели, статус которых определен ст. 23 ГК РФ, а также руководители предприятий различных организационно-правовых форм независимо от вида собственности.

По мнению С.В. Максимова, «субъектом преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ может быть не только индивидуальный предприниматель, руководитель организации, но и лицо, уполномоченное им распоряжаться кредитами (с правом подписи финансово-распорядительных документов), например финансовый директор» [8, с. 12].

Это интересно:  Наследование по закону и по завещанию

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Лицо осознает, что, представляя кредитору ложные сведения о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, тем самым вводит его в заблуждение, предвидит возможность или неизбежность причинения кредитору крупного ущерба и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично.

Часть 2 ст. 176 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

Государственный целевой кредит представляет собой ссуду, выданную государством на реализацию конкретных целевых программ. Важнейшим отличительным признаком этой формы кредита является выделение средств из государственного бюджета на конкретно определенные цели.

Отсутствие в ч. 2 ст. 176 УК РФ указаний на конкретный способ совершения преступления означает, что для данного состава преступления способ является не обязательным признаком, а факультативным. Законодатель дает лишь общее указание — незаконность получения государственного целевого кредита. Но, несмотря на то, что способ совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, относится к факультативным признакам состава, он не теряет своего правового значения и должен учитываться в правоприменительной практике.

Нецелевое использование государственного кредита, т.е. его использование не по прямому назначению, также подлежит уголовному преследованию. Уголовно наказуемым нарушением целевого назначения кредита признаются действия по распоряжению бюджетными средствами в противоречии с целевой программой, на выполнение которой был выделен кредит.

Таким образом, использование государственного целевого кредита не по прямому назначению определяет круг действий, находящихся в противоречии с условиями и целями, которые являлись основой решения о выделении государственного целевого кредита.

Получение государственного целевого кредита незаконно во всех случаях, когда специальный субъект умышленно нарушает правила, установленные нормативными правовыми актами, которые, в свою очередь, определяют материально-правовые основания получения данного вида кредита исходя из категории организаций, их социальной значимости в сфере экономики.

«Отношения, возникающие между кредитором и заемщиком в процессе государственного кредитования, — объясняет Е.Ю. Грачева, — относятся к финансовым правоотношениям, которые регулируются специальными юридическими нормами — императивными, т.е. категоричными. Указанные нормы не допускают альтернативы и изменения условий» [9, с. 9]. Этим и объясняется целевой характер выделяемых государством средств.

По мнению Т. Кривенко, использование государственного целевого кредита может осуществляться следующими способами:

путем внесения полученных средств на депозит и получения процентов по нему;

путем приобретения недвижимости и иных материальных ценностей, не имеющих отношения к целям программы;

путем обналичивания кредитных денежных средств и их использования на личные нужды, в том числе на оплату учебы своих детей;

путем погашения других, ранее полученных кредитов;

путем передачи полученных средств в виде материальной помощи в филиалы, дочерние и зависимые общества [10, с. 8].

Использование бюджетных средств не по прямому назначению возможно также и со стороны должностных лиц, ведающих их распределением.

За использованием бюджетного целевого кредита осуществляется финансовый контроль, порядок проведения которого регламентируется нормативно-правовыми актами Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

Все вышеуказанное, на наш взгляд, обусловливает необходимость создания адекватного механизма контроля со стороны государственных органов, а также тесное взаимодействие правоохранительных органов с банковскими учреждениями.

Необходимо отметить, что не всегда посягательства в сфере банковского кредитования квалифицируются по ст. 176 УК РФ. Многие деяния такого рода квалифицируются по ст. 1591 УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере кредитования.

Отграничить преступления, предусмотренные ст. 176 и ст. 1591 УК РФ, можно по ряду объективных и субъективных признаков.

При незаконном получении кредита присвоение средств не охватывается умыслом виновного, а наоборот — виновное лицо полагает, что сможет вернуть денежные средства. Здесь у заемщика отсутствует цель обращения полученных средств в свою пользу. Что касается мошенничества в сфере кредитования, то наличие умысла на присвоение кредитных средств присутствует уже в момент обращения за их получением. То есть еще при получении кредита путем обмана лицо не намерено его вернуть, оно также должно сознавать возможность причинения крупного ущерба и желать его причинения. Таким образом, по нашему мнению, вина при незаконном получении кредита характеризуется только косвенным умыслом. В этом случае виновный предвидит возможность причи-

нения крупного ущерба кредитору, но не желает его причинения, хотя сознательно это допускает.

Мотивом преступления при незаконном получении кредита является не только корысть, но и другие побуждения. Виновное лицо не имеет своей целью обратить полученные денежные средства в свою пользу (как при мошенничестве в сфере кредитования). Оно рассчитывает вернуть их кредитору.

При незаконном получении кредита причиненный кредитору ущерб может выступать в форме упущенной выгоды (например, невозможность кредитора заключить сделку из-за недостаточности средств, выданных в качестве кредита заемщику). При мошенничестве в сфере кредитования ущерб всегда прямой, т.е. уменьшается стоимость имущества потерпевшего.

Таким образом, данные обстоятельства являются весьма значимыми для правильной квалификации указанных деяний в соответствии с определенными нормами статьи УК РФ.

Учитывая высокую степень общественной опасности преступлений в сфере экономической деятельности, а именно такого преступления, как незаконное получение кредита, целесообразно, по нашему мнению, дополнить ст. 176 УК РФ составом преступления, объективная сторона которого заключалась бы в получении

индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации. Таким образом, исключен такой признак, как причинение крупного ущерба, но при этом, на наш взгляд, необходимо сохранить в качестве специального субъекта преступления руководителя организации или индивидуального предпринимателя и отнести преступление к категории небольшой тяжести. Нынешнюю редакцию ч. 1 ст. 176 УК РФ с учетом признака крупности ущерба целесообразно сохранить в качестве квалифицирующей.

Подводя итог сказанному, необходимо также отметить, что преступления в кредитно-бан-ковской сфере в настоящее время являются наиболее опасными среди экономических преступлений. По степени и характеру негативных последствий такие преступления крайне отрицательно сказываются на экономическом развитии России. Поэтому, на наш взгляд, криминализация деяний, предусмотренных ст. 176 УК РФ, имеет практическую необходимость в целях совершенствования правоприменительной практики.

1. Ларичев В.Д. Незаконное получение кредита и его отграничение от других смежных составов преступлений //Уголовный закон и предпринимательская деятельность. 1997. № 3, 4.

2. Жалинский А.Э. Преступления в сфере экономической деятельности в трактовке нового Уголовного кодекса // Журнал российского права. 1997. № 8.

3. Ложкина Е. Незаконное получение кредита: объект и объективная сторона // Уголовное право. 2000. № 4.

5. Сенчагов В. Экономическая безопасность // Законность. 2006. № 6.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ.

7. Козаченко И., Васильева Я. Незаконное получение кредита //Российская юстиция. 1999. № 11.

8. Максимов С. Уголовная ответственность за невыполнение должником заемных обязательств // Законность. 1998. № 6.

9. Грачева Е.Ю., Куфакова Н.А., Пепеляев С.Г. Финансовое право: учеб. М., 2005.

10. Кривенко Т., Куранова Э. Квалификация посягательств на целевые бюджетные средства // Законность. 2006. № 7.

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2014 • № 2 (48)

1. Larichev V.D. Illegal financial loan and its distinction from other related crimes // Criminal law and business activity. 1997. № 3, 4.

2. Zhalinskiy A.E. Crimes in commercial activity in accordance with the new Criminal code // Russian law magazine. 1997. № 8.

3. Lozhkina E. Illegal financial loan: object and objective // Criminal law. 2000. № 4.

5. Senchagov V. Economic safety // Legality. 2006. № 6.

6. Civil code of the Russian Federation of Nov. 30, 1994 № 51-FL.

7. Kozachenko I., Vasilieva Ya. Illegal financial loan // Russian justice. 1999. № 11.

8. Maksimov S. Criminal responsibility for breach of borrower’s liability // Legality. 1998. № 6.

9. Gracheva E.Yu, Kufakova N.A., Pepelyaev S.G. Financial law: textbook. M., 2005.

10. Krivenko T., Kuranova E. Qualification of offence against purpose budget funds // Legality. 2006. № 7.

Уголовная ответственность за незаконное получение кредита

Кредит – довольно простой способ получить деньги, хоть и временно, потому многие им пользуются, как физические лица, так и компании. Однако банки не всегда охотно готовы выдавать кредиты, особенно в случаях, если репутация или финансовое положение заемщика вызывают вопросы. Чтобы обойти данные ограничения, практикуются различные махинации – подделка документов, искажение сведений о компании и т.д.

Однако такие действия уголовно наказуемы и могут привести к серьезному наказанию для виновных. В данной статье мы рассмотрим, какая уголовная ответственность за незаконное получение кредита грозит, а также о признаках данного правонарушения.

Признаки преступления незаконного получения кредита

Норму о незаконном получении кредита регламентирует ст. 176 Уголовного кодекса РФ. Согласно данному нормативному акту, на правонарушение указывают следующие признаки:

  • индивидуальный предприниматель, руководитель компании или ответственное лицо предоставили в финансовую организацию заведомо ложные данные – справки о доходах, финансовую отчетность, выписки с банковских счетов, справки о существующей дебиторской задолженности, фиктивные гарантийные письма, искаженную информацию о руководстве и учредителях, принадлежащему компании имуществу и т.д. Задача – показать ситуацию в компании гораздо лучше, чем она есть на самом деле;
  • конечная цель мошенников – получение кредита вообще или более выгодных условий кредитования (льготная процентная ставка, увеличенный период погашения, отсутствие залога и т.д.);
  • преступники добились своей цели – благодаря ложным сведениям получили кредит или более выгодные его условия, что в других обстоятельствах было бы невозможно или сильно затруднено;
  • действиями правонарушителей причинен крупный ущерб (превышает 1,5 млн. рублей) – только в этом случае виновным грозит уголовная ответственность. Если сумма ущерба меньше указанного порога, уголовное дело не возбуждается, речь идет об административном правонарушении и соответствующих санкциях.

Еще одно деяние, которое подпадает под действие статьи – это незаконное получение государственного кредита, а также его использование не по назначению, если это причинило значительный ущерб государству или ее гражданам. Однако если целевые кредитные средства присваивались должностными лицами, речь идет о других преступлениях – хищении или нецелевом расходовании бюджетных средств.

Важно также отметить, что действие ст. 176 УК РФ распространяется исключительно на должностных лиц и предпринимателей (в т.ч. руководителей компаний и частных предпринимателей). Аналогичные действия физических лиц подпадают под статью о мошенничестве.

Какая ответственность грозит за незаконное получение кредита

Для тех, кого обвиняют в незаконном получении кредита, российским законодательством предусмотрено достаточно строгое наказание:

  • за предоставление заведомо ложных сведений о платежеспособности заемщика, финансовом состоянии, наличии имущества, платежном балансе и т.д., направленное на получение кредита или его выгодных условий, что привело к крупному ущербу для кредитора – штраф до 200 000 рублей или в размере заработной платы виновного за срок до 1,5 года, а также исправительными работами на срок до 5 лет или лишением свободы на аналогичный период;
  • незаконное получение государственного целевого кредита, а также его нецелевое использование, что привело к значительному ущербу для государства, организаций различной формы собственности или граждан – штраф в размере от 100 до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы за 1-2 года, ограничением свободы на срок 1-3 года, принудительные работы или лишение свободы на срок до 5 лет.

Если вышеуказанные правонарушения совершались с отягчающими обстоятельствами (например, организованной группой лиц, принесли особо крупный ущерб, были рецидивом аналогичного преступления в прошлом и т.д.), наказание по решению суда может быть ужесточено. Кроме того, незаконное получение кредита часто тесно связано с другими правонарушениями – подделкой документов, мошенничеством, хищениями, злоупотреблением служебным положением, растратой государственных средств и т.д. В таких ситуациях ответственность за незаконное получение кредита для виновных ужесточается пропорционально количеству статей, по котором обвиняется нарушитель.

Обвинения в незаконном получении кредита довольно распространены среди предпринимателей, при этом не всегда нарушение закона произошло по злому умыслу – неправильные документы могли быть предоставлены по ошибке. В любом случае, если вы столкнулись с подобными обвинениями, сразу же обращайтесь за помощью к грамотному адвокату по уголовным делам . Он поможет не только сориентироваться в сложившейся ситуации (выяснит, в чем конкретно обвиняется его клиент, какими уликами оперирует следствие, есть ли признаки вины и т.д.), но и проконсультирует, как себя вести в будущем, поможет выстроить тактику защиты и примет все возможные меры для закрытия дела, его переквалификации или минимизации наказания, если закрыть уголовное производство не удастся. Практика показывает, что участие грамотного адвоката в делах по незаконному получению кредита в большинстве случаев позволяет избежать наказания или, по крайней мере, заменить реальный тюремный срок условным или штрафом.

За умышленные действия, направленные на незаконное получение кредита и причинившие крупный ущерб кредитору, предусмотрена уголовная ответственность, причем наказание достаточно строгое, часто связанное с лишение свободы. Опытный адвокат поможет грамотно выстроить линию защиты и минимизирует возможные санкции.

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Статья написана по материалам сайтов: www.advo24.ru, cyberleninka.ru, advokat-osherov.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector